поиск

Родителям о подростках

9 октября 2011
Подростковый возраст всегда считался самым сложным периодом в воспитании ребенка, и многие родители испытывают страх в ожидании, когда их дитя достигнет его, так как подростничество в сознании родителей отождествляется с конфликтностью, бунтарством и непониманием со стороны ребенка. Основная причина данных явлений, по мнению взрослых, заключается в личности подростка: он не слушает родителей, не делится своими переживаниями, грубит, начинает хуже учиться, много времени проводит с друзьями и т.д. При этом на второй план уходит тот факт, что детско-родительские отношения во многом зависят от того, как взрослые воспринимают своего ребенка, как оценивают его. Эти представления родителей о своем ребенке в той или иной степени соотносятся с их собственной Я-концепцией, с их представлением о себе, ибо любой человек воспринимает других через призму себя. При несовпадении родительских представлений с формирующимся образом себя у подростков возникает противоречивая Я-концепция, ведущая к трудностям в самоопределении, повышению тревожности, замкнутости, или, наоборот, агрессивности, противоправному поведению. И, как следствие, возникают конфликты.

В первой части данной статьи рассматриваются теоретические представления о Я-концепции как о стержневом компоненте личности, а также показано, как формируются представления родителей о подростках и чем обусловлены конфликтные отношения с точки зрения рассматриваемых понятий.
Во второй части приводятся данные, иллюстрирующие взаимосвязь между Я-концепцией современных родителей и их восприятием своего ребенка.


Часть 1. Проблема Я-концепции в психологии.
1.1 Я-концепция как компонент личности.
Понятие Я-концепции было впервые введено в психологию У. Джемсом. Составные элементы “я” делятся им на три уровня: физическую личность - это то, что мы отождествляем с собой; включает не только тело человека, но и также дома, владения, друзей, семью; социальную личность – это признание, которое человек получает от окружающих; любая роль, которую он принимает; духовную личность – это внутреннее и субъективное бытие человека; чувство внутренней активности, вместилище интереса.

Большинство исследователей сходятся во мнении, что Я-концепция представляет собой систему представлений о самом себе, обеспечивающую внутреннюю определенность и относительную устойчивость его действий, отношений и поведения; на основе ее строит свое взаимодействие с окружающим миром.
Достаточно традиционно в рассмотрении Я-концепции выделяют три компонента: когнитивный, аффективный и поведенческий. Когнитивный обеспечивает представления о качествах, способностях, внешности, социальной значимости; это те категории, в которых человек осознает свои особенности. Все они входят в образ Я с различным удельным весом – одни представляются ему более значимыми, другие – менее. Это могут быть физические (Я-физическое), социальные (Я-социальное), умственные (Я-умственное) качества и т.д. Значимость элементов самоописания и их иерархия могут меняться в зависимости от контекста, жизненного опыта или просто под влиянием момента. Такого рода самоописания – это способ охарактеризовать неповторимость каждой личности через сочетание ее отдельных черт. Эмоциональный – связан с оценкой человеком самого себя, своих возможностей, потребностей, желаний, интересов, ценностей. Аффективная составляющая установки существует в силу того, что ее когнитивная составляющая не воспринимается человеком безразлично, а пробуждает в нем оценки и эмоции, интенсивность которых зависит от контекста и от самого когнитивного содержания. Самооценка проявляется в сознательных суждениях человека, в которых он пытается сформулировать свою значимость. Всякая попытка себя охарактеризовать содержит оценочный элемент, определяемый общепринятыми нормами, критериями и целями, представлениями об уровнях достижений, моральными принципами, правилами поведения и т.д. Поведенческий компонент – это понятие, воплощающее действие когнитивного и эмоционального начала в процессе управления поведением. Поскольку Я-концепция включает в себя оценочные представления о том, как он выглядит в глазах других; на основе этого формируются представления о том, каким бы он хотел быть и как он должен себя вести.

Я-концепция формируется под воздействием различных внешних влияний, которые испытывает человек. На первых порах практически любые социальные контакты оказывают на него формирующее воздействие, но особенно важными являются для него контакты со значимыми людьми.
Образ и отношение к ребенку, сложившееся у родителей, предшествует развитию собственного образа “Я”. По «материалу», который усваивается и используется в самосознании ребенка можно выделить: ценности, параметры оценки и самооценки; образ самого себя; отношение к ребенку и оценку родителей, которая затем определяет самооценку ребенка; чужую самооценку (самооценку родителей), которая может быть усвоена; способ регуляции поведения ребенка родителями и другими взрослыми, который становится способом саморегуляции.

По способу, то есть по тому как происходит усвоение параметров самосознания ребенка выделяют: прямое или косвенное (через поведение) внушение родителями образа или самоотношения; контроль за поведением ребенка, в котором ребенок усваивает параметры и способы самоконтроля; косвенное управление формированием самосознанием путем вовлечения ребенка в такое поведение, которое может повысить или понизить его самооценку, изменить его образ Я; вовлечение ребенка в такое взаимодействие со взрослым, в котором происходит усвоение действующих правил поведения; идентификацию ребенка со значимыми для него другими людьми.
Свой образ и отношение родители транслируют ребенку либо в прямой словесной форме, либо в косвенной – в форме такого поведения с ним, которое предполагает определенные черты и качества ребенка. Параметры того, что внушается (объект внушения) зависит от социальных эталонов, от “теории личности” ребенка, имеющейся у родителей, от их планов относительно ребенка, мотивов и т.д.

Важными чертами, выделяемыми родителями в ребенке и одновременно являющимися объектом их внушения являются волевые качества, дисциплинированность, моральные качества, интересы к учебе, способности.
Я-концепция человека, безусловно, не сводится к понятию личности, но является необходимым и главным фактором в ее формировании, определяющим ее направленность, мировоззрение, ценности, идеалы.

1.2. Формирование представлений родителей о подростках.
Изменения, происходящие с подростком, совершаются быстро для родительского глаза. Родителям приходится оценивать недавно возникшее противоречивое юношеское “Я”. Именно с этим феноменом обычно связывают ошибочное представление родителей о своих детях подросткового возраста. В исследованиях группу ленинградских девятиклассников попросили оценить себя по различным качествам по пятибалльной системе, а затем предсказать, как их оценят по той же системе родители. После этого родителей также попросили оценить качества своих детей и предсказать их самооценки. Оказалось, что дети гораздо точнее представляют себе, как их оценят родители, чем родители – юношеские самооценки. Наиболее вдумчивых родителей задача представить самооценку своего ребенка очень заинтересовала, но показалась трудной. А некоторые родители даже не могли понять задание: “Что значит – оценить качество сына так, как он сам их оценивает? Я лучше знаю, каков он самом деле. А это значит, что самосознание ребенка, его “я” родителям неизвестно.

Осознание и приписывание качеств своему ребенку связано с существующими стереотипами. Понятие “подросток” ассоциируется у людей с невоспитанностью, грубостью, непослушанием, аморальностью, безответственностью, ленью и т.д. Подобный набор слов обычно считается точным описанием подростка. В действительности же они лишь отражают стереотип – слишком общим, чересчур упрощенный образ представителя этой возрастной группы.
На основе полученного практического материала В.Л. Ситниковым было проанализировано то, как родители представляют своего ребенка, есть ли различия в представлениях отцов и матерей, насколько близки их представления о детях тому, какими представляют себя сами дети.
Только социальные и эмоциональные характеристики образов ребенка в сознании всех родителей имеют неизменные ранговые места: первое – занимают социальные, второе – эмоциональные. Все остальные компоненты не имеют единых порядковых мест.
Родители старшеклассников расходятся во взглядах на место телесных и интеллектуальных характеристик. Папы отводят телесным компонентам в полтора раза больше внимания, а у мам внимание к физическим качествам своих детей снижается почти в два раза.

Такое снижение внимания мам подростков телесно-физическим характеристикам, явно связанное с увеличением внимания к волевым и социальным качествам своих детей, говорит о том, что мамы точно реагируют на их взросление, на изменение их возможностей и связанное с этим изменение их статуса. Они понимают, что дети уже знают и принимают свое тело таким, каким оно стало, научились, насколько смогли, с ним обращаться и дальше родители им практически не нужны ни в качестве помощников, ни в качестве внешних мотиваторов. Иначе дело обстоит в вопросах взаимодействия подростков с социумом, и прежде всего с миром взрослых, в который они фактически входят. Родителям, вполне обоснованно, кажется, что без изменений во взаимодействии с окружающими и дополнительных волевых усилий детям будет сложнее войти во взрослую жизнь. Эта обеспокоенность, по мнению исследователей, и влияет на изменение указанных параметров образа ребенка в сознании мам.

Было показано влияние пола подростка на восприятие его родителями. Мамы подростков не выявляют различий в структурах образов своего ребенка при описании детей разного пола. У них сложилась единая схема представлений о детях, по которой они и формируют свой образ конкретного ребенка. У мам существуют более жесткие схемы представлений о собственных детях, чем у отцов. В основе этих схем у большинства матерей лежат их представления о самих себе. В качестве ориентира в понимании своих детей они берут самих себя. Это в значительной, хотя и в гораздо меньшей степени свойственно и отцам, то есть является отражением достаточно общей тенденции людей оценивать других, исходя из собственных представлений о себе.
У матерей по мере взросления ребенка увеличивается позитивность восприятия своих детей, у отцов обнаружена противоположная тенденция. В то же время отцы подростков оценивают своих детей гораздо более высоко, чем мамы. К тому же у них в два раза меньше, чем у мам, отрицательных характеристик.
Анализируя детско-родительские отношения в целом, можно сказать, что наиболее негативные чувства и недоверие у взрослых вызывают именно подростки.

Такое отношение к подрастающему поколению существовало на протяжении всей истории человечества. Еще в 8 веке до нашей эры Гесиод писал:
“Я не питаю особых надежд по поводу будущего нашего народа, когда он зависим от легкомысленной молодежи, поскольку вся наша молодежь безрассудна сверх всякой меры… Когда я был мальчиком, нас учили почитать и уважать старших, но сегодняшние молодые люди думают, что они самые умные и не терпят никаких ограничений”.
Литература 20 века отзывалась о молодежи как о непослушной и распущенной. Бертон писал:
“Следует признать, что у нашей молодежи преобладает непочтительный, непокорный, возмутительно жестокий дух. Многие взрослые озабочены тем, что сегодня все подростки — трудные: ведь их больше интересует приятное времяпрепровождение. Райс Ф. приходит к выводу, что взрослые не только не доверяют подросткам, но и испытывают к ним неприязнь.

По исследованиям Н.Ю. Синягиной, только 19% родителей испытывают явное эмоциональное принятие ребенка, то есть родители принимают ребенка таким, какой он есть, уважают его индивидуальность, одобряют его интересы и планы. В то же время 29% опрошенных родителей испытывают эмоциональное отвержение ребенка, то есть преобладает отрицательное восприятие. У таких родителей наблюдается тенденция инфантилизировать ребенка, то есть они видят его младшим по сравнению с реальным возрастом; интересы, увлечения, мысли и чувства ребенка кажутся им детскими, несерьезными.
Безусловно, родители любят своих детей, беспокоятся за них, готовы постоянно их защищать и оберегать. Однако одновременно они склонны к недооценке своих детей, считая, что ребенок мог бы учиться лучше, быть менее (или более) подвижным, более внимательным и т.д., ставя перед собой цель — воспитать своего ребенка в соответствии со своим идеалом.

Чаще всего родители выражают свое недовольство следующими характеристиками своих детей:
• низкие показатели в учебной деятельности;
• невыполнение родительских требований;
• отсутствие ценностей и безнравственное поведение.
Родителям представляется, что в условиях жизни и деятельности ребенка, ставшего подростком, ничего существенного не изменилось. Поэтому успехи или неудачи в учебе по-прежнему остаются критериями оценки детей взрослыми.
Непонимание или игнорирование взрослыми истинных мотивов поведения подростков, реагирование лишь на внешний результат их деятельности или приписывание подростку не соответствующих действительности мотивов приводят его к внутреннему сопротивлению воспитательным воздействиям. Он не принимает требований взрослых, потому что эти требования, даже абсолютно правильные, не имеют для него подлинного смысла. Подросток стремиться быть и считаться взрослым. Он всячески протестует, когда его мелочно контролируют, наказывают, требуют послушания, подчинения, не считаясь с его желаниями и интересами.
Многих родителей беспокоит тот факт, что их дети не стремятся быть честными, надежными, трудолюбивыми; они все меньше осуждают эгоизм и обман. Кроме этого, родители негативно отзываются о незрелости суждений подростков и их отказе отвечать за свои поступки, о неспособности мыслить логически, их эгоистичности и эгоцентризме, стремлении давить друг на друга и бунтарстве.

Большинство родителей не осознают влияние негативной оценки детей на их развитие. Исследователями был получен экспериментальный материал, показывающий влияние характера отношения родителей к подростку на развитие его самооценки как компонента “Я-концепции”. У подростков, которые могут доверительно общаться с родителями, без критики и безусловным принятием, только в 8% случаев — негативная самооценка (они так или иначе недооценивают себя). У детей с регламентированным общением со взрослыми неадекватная самооценка формируется в 87% случаев.
Устойчивая самооценка формируется у 79% исследуемых школьников, если им есть с кем доверительно общаться, при регламентированном общении — у 25%.
Подростки, удовлетворенные своим доверительным общением с родителями, характеризуются развитой способностью самостоятельно анализировать и оценивать качества сверстников и взрослых. У них нет противоречий между потребностью в доверительном общении и условиями его реального удовлетворения. Поведение этих подростков взрослые и сверстники воспринимают и оценивают как взрослое.
Совершенно другая картина характерна для подростков с низкой удовлетворенностью общения со взрослыми. Они затрудняются самостоятельно анализировать сверстников и взрослых. В поведении этих подростков наблюдается агрессивность, недоверчивость, конфликтность, безразличие. Именно этими качествами недовольны родители в своих детях и используют негативные формы искоренения этих недостатков, усугубляя ситуацию.

1.3. Несовпадение родительского образа с Я-концепцией подростка как причина конфликтных отношений между родителями и детьми.
Многие исследователи акцентируют внимание на том, что основной чертой детско-родительских отношений в подростковом возрасте является их конфликтность. Исходной характеристикой напряженных отношений, часто встречающихся в семьях, рассматривается степень и характер наметившейся эмансипации. Нельзя не отметить, что большинство современных родителей считают эту эмансипацию неизбежной и с появлением первых ее признаков либо бессильно опускают руки, либо начинают “бороться” за своих детей с помощью запретов. Но за известной динамикой отношений детей с родителями, описываемой формулой “обними покрепче — пусти — отстань”, просматривается несколько больше, чем детская неблагодарность, а именно связанное с возрастом изменение функций этих отношений — родитель как друг. Однако с достижением детьми юношеского возраста позиция родителей сводится к одной из двух крайностей. В соответствии с первой родители начинают побаиваются взрослеющих детей и постепенно капитулируют перед ними.

В соответствии со второй родители убеждают себя в том, что власть над детьми “дана от бога” и начинают деспотически навязывать свои мнения, оценки, суждения.
Обе позиции не могут обеспечить полноценное общение между родителями и детьми, вследствие этого родители не имеют возможности увидеть изменения в его личности. Отсюда недооценка подростков, либо отрицательная оценка их стремлений, поступков.
Можно сказать, что возникновение у подростка представления о себе не как о ребенке, а более взрослом, имеет важные последствия, потому что в нашем обществе дети и взрослые представляют две разные группы и имеют разные права, обязанности и привилегии. Отношения взрослых между собой и взрослых с детьми строятся на основе разных норм, причем многие нормы и требования фиксируют несамостоятельность ребенка, его подчинение, неравноправное положение. Многое существует как доступное для взрослых, но запретное для детей. Во множестве ограничений для детей зафиксировано отличие их положения по сравнению со взрослыми. В детстве ребенок овладевает нормами и требованиями, которые существуют в обществе для детей. Переход в группу взрослых предполагает изменение прав, обязанностей, привилегий. Однако момент “официального” перехода находится за пределами подросткового возраста и является очень неопределенным и относительным, поскольку в качестве критериев его определения могут выступать разные показатели сугубо социального порядка (окончание образования и начало профессиональной деятельности, материальная независимость от родителей, право вступления в брак и т.д.).

Возникновение у подростка представления о себе как уже перешагнувшем границы детства определяет его переориентировку с одних норм на другие – с “детских” на “взрослые”, а также появление специфической социальной активности, которая заключается в большой восприимчивости к усвоению различных норм, ценностей, способов поведения, существующих в обществе именно для взрослых. Усвоение различных образцов взрослости происходит в практике отношений со взрослыми и сверстниками. Равнение подростка на взрослых проявляется в стремлении походить на них внешне, приобщиться к разным сторонам их жизни, приобрести их особенности, качества, умения и привилегии, причем прежде всего те, в которых наиболее зримо выступают отличительные черты взрослых и преимущества по сравнению с детьми.

Прежде всего, это касается тех прав, обладание которыми выделяет взрослых по внешнему облику и манере поведения. В совокупности они представляют отличительные признаки внешней взрослости (курение, специфический лексикон, взрослая мода в одежде и прическах, способы отдыха и т.д.). Приобретение таких внешних признаков взрослости делает подростка взрослым в собственных глазах и, как ему кажется, в представлении окружающих. Она приобретается путем подражания. Это – самый легкий способ достижения заметной для всех взрослости. Именно поэтому он часто является первым по времени появления, наиболее распространенным, стойким, плохо поддающимся развенчанию.
Далее, равнение подростка на взрослого проявляется в стремлении приобрести его качества. Мальчики начинают путем самовоспитания развивать в себе качества “настоящего мужчины” (силу, смелость, волю и др.). Ради этого они занимаются спортом. Многие стремятся овладеть взрослыми умениями (водить машину, охотиться, фотографировать). У девочек тоже существует готовность овладеть некоторыми женскими умениями. В целом они ориентируются на идеал женщины.

Наконец, претензии подростка на новые права распространяется на всю сферу отношений со взрослыми, что отчетливо обнаруживается в причинах конфликтов со взрослыми и в обидах подростка. Он протестует, когда его опекают, направляют, контролируют, не считаются с его желаниями, интересами, подчиняют установленному режиму, то есть когда в отношении взрослых к подростку реализуются специфические нормы и способы их поведения с детьми именно как с детьми (согласно их социальному и правовому положению в мире взрослых). Такой тип отношений становится для подростка неприемлимым, не соответствующим его представлению об уровне собственной взрослости. Права взрослого он ограничивает, а свои расширяет и претендует на уважение своей личности и человеческого достоинства, на доверие и расширение самостоятельности в разных направлениях, то есть на известное равноправие со взрослым, и старается добиться признания ими этого. Протест и неподчинение подростка являются средством, при помощи которого подросток хочет добиться изменения прежнего типа отношений со взрослым на новый, специфический для общения взрослых людей.

У взрослых отсутствует готовность к переходу к новому типу отношений и, в частности, к расширению прав подростка. Расширение прав обычно представляется естественным только тогда, когда меняется положение человека. Однако в действительности общественное положение подростка не меняется по сравнению с детством: он был и остается учеником, школьником. Кроме того, сохраняется полная материальная зависимость подростка от родителей, а у родителей – роль воспитателей.
Другой тормоз расширения прав подростка – инерция прежнего опыта взрослого в виде привычки постоянно направлять и контролировать ребенка. Ведь расширяя самостоятельность подростка, взрослый при этом должен ограничивать свои собственные права в отношении ребенка и ломать собственный опыт общения с ним, а это трудно даже при осознании необходимости перемен.

Третий тормоз связан с отсутствием у ребят, особенно в начале подросткового возраста, умения действовать самостоятельно, что часто приводит к тому, что претензии подростка превышают его возможности, и поэтому возникает объективная необходимость в руководстве и контроле взрослых. Все это создает крепкую основу для сохранения у взрослых отношения к подростку еще как к ребенку, который должен подчиняться и слушаться, и оправдывает нецелесообразность и ненужность расширения прав и самостоятельности подростка.
Таким образом, в начале подросткового периода складывается ситуация, чреватая возникновением противоречий, если у взрослого сохраняется отношение к подростку как к ребенку. Такое отношение, с одной стороны, вступает в противоречие с задачами воспитания детей этого возраста и является тормозом развития социальной зрелости подростка, а с другой стороны, оно вступает в противоречие с представлением подростка о степени собственной взрослости и его претензиями ни новые права. Именно это противоречие является источником конфликтов и трудностей в отношениях взрослого и подростка.

Первыми и самые значимыми людьми в жизни ребенка являются родители. Их влияние не только самое сильное и всеобъемлющее, но и длительное. Стиль воспитания в семье накладывает неизгладимый отпечаток на личность. Сопоставив уровень самоуважения подростков с условиями их семейного воспитания, психологи пришли к выводу, что наибольшим самоуважением обладают люди, родители которых сочетали теплое эмоциональное отношение к детям (моральная поддержка, преобладание положительных воздействий) с четко определенными правилами поведения, в пределах которых детям был предоставлен простор для личностной инициативы.
При своей тяге к самостоятельности подросток нуждается в жизненном опыте и помощи старших. Родители остаются для них эталоном поведения. Большая часть подростков хотят быть похожими на своих родителей.

Тем не менее реальные взаимоотношения подростков с родителями часто обременены конфликтами, связанными с отсутствием или недостатком взаимопонимания. В исследованиях юношеской дружбы фиксировалось, как оценивают подростки уровень понимания со стороны родителей, легкость общения с ними и свою собственную откровенность с ними. Оказалось, что по всем этим показателям родители уступают сверстникам и что степень психологической близости с родителями резко снижается от 7 к 9 классу. Однако отношения родителей к детям характеризуется постепенным возрастанием переживания психологической близости. По мере взросления детей отношение родителей к ним переживается как все более близкое. Отношение же детей к родителям не содержит в себе тенденции к увеличению близости. Напротив, период общения с 12-13 лет отличается переживанием большей отдаленности от родителей. Этот период характеризуется также более дифференцированным отношением к отцу и матери: если до 7-8-летнего возраста разность в психологической близости к родителям не превышает пяти баллов, то в 16 лет она достигает 20 баллов. Можно заметить, что периодами наибольшего отдаления от родителей является 13 и 16-19 лет. Трудности 13-ти лет возникают в отношениях с матерью, в 16 лет – отдаление от отца. В целом взрослеющие дети ближе для родителей, чем родители для этих детей.

Конфликтные отношения между подростками и взрослыми можно рассматривать как следствие неверных требований взрослых. Так, непонимание или недоучет взрослыми истинных мотивов поведения подростков, реагирование лишь на внешний результат или приписывание подросткам несоответствующих действительности мотивов приводит к внутреннему сопротивлению подростка воспитательным воздействиям, к отрицательным реакциям на них. Это явление ряд психологов называют смысловым барьером, который появляется тогда, когда подросток не принимает требования взрослых, потому что эти требования, даже абсолютно правильные, не имеют для него подлинного смысла.
Однако термин “смысловой барьер” искажает в данном случае суть дела. Подросток, как правило, понимает смысл требований взрослых. Понимая смысл требования, подросток иначе их воспринимает, дает им оценку, отличную от понятий, вложенных в требования самими взрослыми. И причина кроется в несоответствии между тем, как оценивают подростков взрослые люди, и тем, как подросток оценивает сам себя, как он вообще относится к себе, своим возможностям.

Старый тип отношений со взрослыми все же вытесняется новым, причем трудности и конфликты могут быть сведены к минимуму, если взрослый препятствует возникновению и развитию противоречия, порождающего их. Когда же взрослый собственными действиями создает и углубляет противоречие, трудности и конфликты неизбежны.
Характер смены прежнего типа отношений на новый во многом зависит от того, кто является инициатором этой смены. При инициативе взрослого существует принципиальная возможность управлять этим процессом и избежать трудностей. При инициативе же подростка вероятность возникновения конфликтов велика и зависит от существующего отношения к подростку – как к ребенку или как к взрослеющему. Подросток становится инициатором смены отношений, когда у него возникает “чувство взрослости”, а отношение взрослого к нему, по сравнению с детством, не меняется. Как уже говорилось, такое расхождение в оценке подростка выступает в качестве противоречия, способного породить конфликт. Оно может иметь три варианта развития с разными картинами в динамике отношений подростка и взрослого.

Первый вариант характеризуется постепенным углублением противоречия и развитием конфликта, имеющего тенденцию быть обширным и длительным. Его начало порождается отношением взрослого к претензиям подростка на большую самостоятельность, доверие и уважение как к необоснованным. Однако стремление взрослого сохранить прежний стиль отношений вызывает сопротивление со стороны подростков в виде разных форм протеста и неподчинения. Существование у подростка и взрослого противоположных тенденций, их сопротивление друг другу определяют возникновение столкновений, которые при неизменности отношения взрослого становятся систематическими. В результате сохранения такой ситуации ломка прежний отношений может затянуться на весь подростковый возраст и иметь форму хронического конфликта. При этом развитие некоторых сторон взрослости подростка может тормозиться, а личность – приобретать такие черты, как агрессивность, лживость и др. Как правило, быстро растет отчужденность подростка. Взрослый теряет авторитет, и к нему может возникнуть отношение как к “пережитку прошлого”, что оправдывает в глазах подростка неприятие им требований, оценок, взглядов взрослого.

Второй вариант возникает тогда, когда порождающее конфликт противоречие существует, но проявляется эпизодически, будучи замаскировано специфическим поведением взрослого: под напором подростка, но вопреки собственным взглядам, он начинает разрешать то, что не разрешал раньше. Благодаря этому столкновений становится меньше, но их возможность имеется постоянно из-за неизменности сущности отношения взрослого к подростку. Эта неизменность в сочетании с уступками определяет непоследовательность поведения взрослого: одно и то же то разрешается, то запрещается. Такая неопределенность, касающаяся пределов доступного и возможного для подростка, существует довольно часто, может сохраняться долгое время и благоприятствует развитию взрослости подростка в русле имеющихся у него интересов и стремлений, так как каждое прошлое отступление взрослого подросток использует против него как средство для достижения желаемого.

Третий вариант складывается в случаях, когда взрослый со временем, начинает видеть в подростке не ребенка, а более взрослого и соответственно меняет отношение. Поэтому противоречие, порождавшее трудности в их общении, уменьшается и меняется первоначальная картина в отношениях: конфликт становится меньше и может исчезнуть вообще.



Часть 2. Взаимосвязь между Я-концепцией родителей и их восприятием детей (на основе эмпирического материала).
Исследование было проведено в 2004 году с участием учащихся (14-15 лет) московской общеобразовательной школы и их родителей. Полученные данные представлены в таблице 1.
Я-концепция современных подростков раскрывается через осознание в себе социальных качеств. Общительность является главной чертой как мальчиков, так и девочек (50% и 32% соответственно). Кроме того, среди социальных качеств многие мальчики выделяют в себе терпеливость, а девочки говорят о наличии отзывчивости. Такая тенденция может быть объяснена с точки зрения ведущей деятельности, конкретизированной в общении в данном возрасте.
Важное место в структуре своей личности мальчики отводят поведенческим качествам, выраженным в преобладании активности. Второе место в ранговой сетке у девочек занимают волевые качества, под которыми подразумеваются упорство и решительность. Интересно, что качества, изначально присущие мужскому полу, нашли свое отражение у девушек.

Многие подростки выделяют в себе телесные качества, причем эта особенность характерна для всех испытуемых, независимо от их пола. Этот факт доказывает значимость внешности в подростковом возрасте.
Наименее характерными для себя качествами четырнадцатилетние подростки независимо от половой принадлежности считают деятельностные и эмоциональные черты. Отсутствие деятельностных качеств выражается в неразвитости педантичности и аккуратности, а среди эмоциональных недостаточно проявляемым качеством является застенчивость.
Родительский образ подростка в нашем исследовании представлен видением своего ребенка исключительно мамами. Образ ребенка в их представлении характеризуется выраженностью социальных и поведенческих качеств. Мамы мальчиков выделяют отзывчивость и общительность как социальные качества, активность и смелость – как поведенческие. Мамы девочек склонны видеть своих дочерей общительными (социальное качество) и энергичными (поведенческое качество).

Наименее выраженными у мальчиков, по мнению родителей, оказываются качества телесного характера. Понятия "красота", "здоровье" занимают последние ранги в ответах мам, поэтому можно сказать о том, что Я-физическое подростков для родителей не значимо. Вместе с тем отмечается более частое выделение внешних черт у девочек, чем у мальчиков. Наименее выраженными качествами же у них являются качества интеллектуального характера. Мамы девочек не выделяют в своих детях таких качеств, как ум, начитанность. Однако эти качества, по мнению родителей, мальчикам присущи все же чаще, чем девочкам.
Сопоставление Я-концепции подростка и родительского образа показало, что в 73 % семьях родители правильно воспринимают своего ребенка.

Было определено содержание Я-концепции родителей: реальной (восприятие себя в данный момент), ретроспективной подростковой (образ себя в подростковом возрасте) и ретроспективной идеальной (каким я хотел быть в подростничестве). Структур Я-концепции родителей в настоящий период времени представлена в таблице 1. Наиболее выраженными качествами своей Я-концепции, занимающими первый ранг в таблице, оказались социальные качества. Среди них главными отмечаются общительность и отзывчивость. Как ранее было показано, этот компонент Я-концепции выделяется родителями как главный и в их детях. Можно предположить, что социальная сфера жизни остается наиболее важной для людей независимо от их возраста. Большое внимание в структуре своей Я-концепции родителями уделяется деятельностным качествам. Они признают в себе наличие таких черт, как аккуратность, рассудительность.
Следует отметить, что телесные качества оказались наименее значимыми для родителей. Абсолютно у всех испытуемых эти качества занимают последние ранги. Тот же ранг (7) эти качества занимают и в восприятии родителями мальчиков-подростков. В представлении о девочках красота, привлекательность также считаются не ярко выраженными, но расположены несколько выше, чем у мальчиков (4 ранг). Можно предположить, что данная особенность объясняется стереотипами со стороны родителей, гласящими, что внешние данные для мальчиков гораздо важнее и более значимы, чем для мальчиков.

Наиболее выраженными качествами в структуре Я-концепции родителей в подростковом возрасте родители считают качества социальной сферы (общительность и отзывчивость), что отражается и в представлении об образе своих детей. Не менее важными считаются качества эмоциональной направленности. Некоторые родители отмечают, что были обидчивыми, другие – застенчивыми. Волевые и интеллектуальные качества оцениваются родителями как не присущие им в подростковом возрасте. Эти качества занимают последние ранги в осознании родителями своей подростковой личности. Следует отметить, что эти качества занимают те же ранги и в родительском образе ребенка. То есть, как родители в возрасте 14 лет, по их мнению, не обладали такими чертами, как начитанность, ум, сообразитель

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии от сайта. Вы можете зарегистрироваться или оставить комментарий от соц.сети Вконтакте.



€нтернет-“фа